Истории

Об этикете: судьба в руках официанта

Общение с официантами: с какими просьбами можно обращаться к служащим ресторанов, и как они должны себя вести с точки зрения ресторанного этикета.
Специальное предложение

Колонка – это почти наполовину об авторе. Вы просили побольше из личного опыта – с удовольствием. Мы продолжаем колонку об этикете вместе с Екатериной Сапович. 


На днях я была в одном очень модном нынче в Москве ресторане. Много гостей, но не полная посадка. Красивые люди, оживленные беседы. На меня продолжительно смотрит самый красивый мужчина в ресторане. Он уже двадцать минут мусолит в пальцах сигарету. Просит у официанта зажигалку и мусолит ее еще столько же.

В зале было около пяти официантов, но никто ему не помог (а ведь у официанта всегда с собой штопор и зажигалка). Я подзываю гарсона, обслуживавшего мой стол, и прошу передать "вон тому мсье" свою зажигалку. Тот парирует: "Мы сами дадим!". Я сохраняю спокойствие: "Просто передайте мою, пожалуйста. С пожеланием отличного вечера. Прямо сейчас". Официант делает мне одолжение, берет зажигалку и, проходя мимо того самого мужчины, молча кладет ее на стол рядом с ним. За моим столом слышен стук челюстей, ударившихся о столешницу.


Когда официант снова уделяет мне внимание, я спрашиваю, не забыл ли он передать устное послание.

  • Потом. Я занят. Будет минутка – передам.
  • Скажите, к вам первый раз обращаются с подобной просьбой? Быть может, вас научить, подсказать, как делать такие жесты изящно и для всех приятно?
  • Конечно нет. Позже передам.

Игривый альтруистичный настрой за моим столом испорчен. Мы делаем ставки, додумается ли этот молодой человек исправить ситуацию, уважить таки клиентов, потрафить девушке. Все проигрывают – не, не додумывается. Более того, забывает учесть в счете нашу скидку. Мы покидаем модный нынче в Москве ресторан с невероятным осадком и чувством неловкости.

Дело в том, что прежде сотрудников ресторанов принято было называть "служащими", а в вечно модном в Москве ресторане до сих пор говорят "Служу в ресторане Пушкин". И вот это "служу" означает, что вам не только принесут еду и унесут пустые тарелки, но и поздороваются, пожелают хорошего дня, помогут со стулом, с выбором блюда и даже какой-то небанальной услугой. Дать лист бумаги для письма, передать записку за другой столик, угостить девушек шампанским, закрыть их столик на наш счет и так далее.


Просить официанта о таких незначительных услугах – нормально. Мы же просим у него зарядку для айфона, а это чаще всего личная вещь, еще чаще – ему приходится просить ее у своих коллег. Хотя по большому счету, как раз такая просьба – на грани его возможностей. Не выполнив ее, он рискует вас огорчить.

Что-то кому-то передать – меньшее из того, что официант может для вас сделать. К тому же он прекрасно понимает, что на радостях (приятное ощущение хорошего поступка, знакомство с девушкой или мужчиной) вы оставите ему хорошие чаевые. Внимание, не просто чаевые, а хорошие чаевые. 


Смысл индустрии гостеприимства – обнимать гостя своим вниманием, делать ему хорошо или, как говорит один управляющий в моем ресторанном холдинге, радоваться гостю просто так, даже если он воды зашел попить. Кстати, я и представить не могу, чтобы ситуация, с которой я начала колонку, произошла в каком-то из моих ресторанов. Или чтобы мне молча поставили на стол бутылку шампанского в "Пушкине", а я так и не узнала, от кого она.

Почему я решила написать об этом? Во-первых, мне жалко бездарно потраченную зажигалку. Шучу. Мне жаль, что девочки, которые увидели эту сцену, никогда (с их же слов) не попросят официанта о чем-то сложнее капучино. 

Жаль, что кто-то с кем-то не познакомится, постеснявшись обратиться за подобной услугой Купидона к официанту. Наконец, жаль ту часть очарования ресторана, как аттракциона, где все мы немного дамы и господа, а нам не прислуживают, но служат.

Информация